Последние материалы
Локомотив становится главным претендентом на победу в чемпионате России Локомотив становится главным претендентом на победу в чемпионате России В Европе определяют последних финалистов ЧМ В Европе определяют последних финалистов ЧМ Как сыграли в дерби Динамо Киев и Шахтер Как сыграли в дерби Динамо Киев и Шахтер Хорватия или Украина, кто выйдет в финал ЧМ 2018? Хорватия или Украина, кто выйдет в финал ЧМ 2018? Каррера уважает руководство «Спартака» и надеется, что его не уволят Каррера уважает руководство «Спартака» и надеется, что его не уволят

Галерея спартаковца Марата Сафина

Эссе журналиста газеты «Спорт-Экспресс» Евгения Федякова

Шамиль Тарпищев, который знает Сафина с юных лет, называет его  свободным художником — за постоянное желание творить. Только кистью Марата стала теннисная ракетка, а полотном — теннисный корт. Подобно многим гениям живописи, Сафин порой испытывал недостаток вдохновения, даже впадал в депрессию. Но если уж брал в руки мольберт, то красок не жалел. И за 13 лет путешествий по всему миру сумел создать собственную галерею шедевров, которые останутся в истории тенниса навсегда.

Мне доводилось наблюдать разного Сафина   счастливого, веселого, удивленного, раздраженного, даже обиженного. Но все поступки Марата, все образы, в которых он находился на корте и за его пределами, отличались искренностью. И это подкупало — даже когда казалось, что Сафин не совсем прав.

Летом 2006 г., в далеко не самый простой период карьеры Марата, я спросил его, не раздражает ли отсутствие серьезных результатов при наличии большой работы, проделанной на тренировках? Замечу, что тот наш разговор «тет-а-тет» проходил в главном зале пресс-центра Уимблдона, откуда идет телетрансляция по внутренней кабельной сети турнира. Наш замечательный тренер Преображенская, отличавшаяся мудрой деликатностью, позднее справедливо заметила: «Зная Марата, я бы на вашем месте не стала бы задавать такой вопрос. Ведь для него это был удар ниже пояса…» Я это понял практически сразу. Сафин задумался и после короткой паузы ответил примерно следующее: «Нет, это не раздражает. Раздражает другое — то, что некоторые журналисты пишут всякую чепуху, которую потом смешно читать» (при этом слово «чепуха» в оригинале звучало в непечатном варианте). Разумеется, та наша беседа довольно быстро закончилась. А когда я пересказал ее своим коллегам, работавшим на турнире, они не поверили. Мол, Марат, конечно, способен многое отмочить. Но не в таком месте!

И вот представьте себе ситуацию. Марат проигрывает следующий матч, ведя 2-0 по партиям, и снова приходит в пресс-центр. Причем приходит уже не в главный зал, а в маленькую комнату с несколькими стульями, захватив с собой запасные кроссовки и чехол с ракетками (видимо, чтобы прямо из пресс-центра покинуть несчастливый для себя Уимблдон). Те самые коллеги задают Сафину вопросы, он отвечает — с безумно грустным выражением лица. Я молчу. И уже в самом конце беседы прошу у Марата прощения («извините, если в прошлый раз что-то вышло не так, я вовсе не хотел вас обидеть»). И тут, уже в дверях, на глазах изумленных коллег, Сафин с примирительной интонацией отвечает: «Да ладно вам. Чего обижаться-то? Обижайся не обижайся — вы же все равно чепуху напишете»! В этих словах был весь Сафин. До невозможности ершистый, но откровенный. И за эту откровенность мы, журналисты, могли простить Марату многое из того, что не прощали больше никому.

Кстати, познакомились мы с Сафиным тоже не при самых веселых для него обстоятельствах. Как-то утром во время Открытого чемпионата Франции-97 в вестибюле небольшого 2-звездного отеля «Grill Сampanile», что в 15 минутах ходьбы от «Roland Garros», я обнаружил статного молодого теннисиста с наушниками от плеера в ушах. Мой сосед по гостинице, уже приготовивший к отъезду свои баулы со спортивной формой, покидал Париж далеко не чемпионом. Накануне мне довелось стать свидетелем поражения, которое он со счетом 0-2 потерпел от бразильца А.Симони в 1-м круге юниорского турнира. Я подошел, представился. Сказал, что видел вчерашний матч, который вполне мог завершиться иначе. И, желая подбодрить своего нового знакомого, выразил непоколебимую корреспондентскую уверенность в его грядущих успехах на кортах мира. Марат   а это, как вы уже наверняка догадались, был именно он   в тот раз оказался вежливым и немногословным. Поблагодарив за добрые пожелания, он сказал, что с юниорских состязаний ему пора переходить на «сателлиты» и «челленджеры». Иначе скоро будет невозможно оплачивать услуги тренера.

Работал с Сафиным тогда испанец Р.Менсуа — специалист из Валенсии, под началом которого россиянин добился своих 1-х успехов. В частности, уже через год дошел до 1/8 финала «Roland Garros», где, будучи всего лишь одним из победителей квалификации, обыграл знаменитого А.Агасси и действующего чемпиона Г.Куэртена. Те ярчайшие 5-cетовые победы открыли миру совершенно нового игрока, который, имея прекрасные внешние данные, обещал стать суперзвездой. И которому тут же стали пророчить едва ли не гарантированный парижский триумф.

Звезда Сафина взойдет через 2 года, когда он возглавит рейтинг АТР. Но выиграть «Roland Garros» Марату будет не суждено. И в этом заключается едва ли не главное противоречие его карьеры. Карьеры выдающейся, ярчайшей, но в то же время создающей ощущение какой-то недосказанности. Как тут не вспомнить итоговый турнир 2000 года в Лиссабоне, где Сафину не хватило лишь одной победы для того, чтобы стать самой молодой в истории 1-й ракеткой мира по итогам сезона (корона тогда уплыла к Г.Куэртену).

Что же касается Открытого чемпионата Франции, то, пожалуй, ближе всего к победе на нем Марат был в 2002 году, когда в 1-й и последний раз дошел до полуфинала. Однако там на его пути встал способный испанский одногодок Х.К.Ферреро.

Вот в парижском зале «Берси» дела у Сафина шли веселее. Осенью 2000 г., когда после триумфа на «US Open» Марат чувствовал фантастическую уверенность в своих силах, о нехватке которой, кстати, затем будет говорить не раз, он впервые выигрывает парижский турнир «супердевятки». Противостояние с австралийцем М.Филиппуссисом удалось на славу и завершилось на тай-брейке 5-го сета со счетом 10:8. В 2002-м на том же самом корте Сафиным был бит тогдашний теннисный король — быстроногий австралиец Л.Хьюитт. А в 2004-м, снова в финале, Сафина не смог остановить чех Р.Штепанек. Сотворив хет-трик в «Берси», Марат тогда одновременно сделал уникальный в истории мужского тенниса осенний дубль, поскольку за 2 недели до этого выиграл аналогичное крупнейшее состязание в Мадриде.

А разве можно забыть финал Кубка Дэвиса-2002, к которому Сафин подошёл в идеальной форме и в котором он принес российской сборной 2 ключевых очка? Но даже тогда, будучи предельно собранным, он не отказывал себе в удовольствии сыграть на публику. И, к ужасу массажиста сборной А.Глебова, всегда предостерегавшего Марата от цирковых трюков на корте, пытался отразить мяч в прыжке, опираясь на одну лишь левую руку. С трибуны всегда казалось, что Сафину мало просто выиграть, ему нужно выиграть красиво. Возможно, это не совсем так, однако он, как никто другой, умел превратить самый рядовой матч в спектакль высшего драматического уровня. В этом смысле Марат за всю свою карьеру по большому счету изменил себе лишь несколько раз, но именно тогда демонстрировал поистине волшебный теннис. Например, в финале «US Open-2000», когда, будучи молодой темной лошадкой, блестяще, буквально на одном дыхании, разобрался с великим П.Сампрасом и в одночасье заставил говорить о себе весь теннисный мир.

Вот победа Сафина на Открытом чемпионате Австралии-05   несколько из другой оперы. Она не свалилась на Марата откуда-то с неба, а была по-настоящему выстрадана неудачами, травмами и поражениями в 2 мельбурнских финалах (-02, -04). Не случайно именно тот успех Сафин считает главным в своей карьере. А). В полуфинале он в тяжелейшей борьбе победил другого короля – Р.Федерера, причем не состарившегося, а, как говорится, в «самом соку». Б). Он доказал — в т.ч. и самому себе, что нью-йоркский триумф был не случайным.

На протяжении всей своей карьеры Сафин не уставал повторять, что ему необходим тренер, понимающий и, желательно, разделяющий его жизненные интересы. Поэтому-то, расставаясь с одним специалистом, он порой слишком долго искал себе нового. Пожалуй, лишь 3 человека – А.Волков, П.Лундгрен и Э.Гуми — удовлетворяли главному требованию Марата (причем Волкова, заметим, своим тренером Сафин никогда не называл, считая его скорее старшим товарищем, путешествующим с ним по турнирам). Вместе с россиянином он покорил Нью-Йорк, со шведом — Мельбурн, с аргентинцем — неожиданно для всех дошел до полуфинала Уимблдона-08. И наконец, свою большую победу Марат одержал в Кубке Дэвиса-06, когда к восторгу 15,0 тыс.соотечественников и к разочарованию Марадоны в решающей встрече с аргентинцем Х.Акасусо принес нашей сборной победное 3-е очко.

Тогда мало кто предполагал, что в галерее выдающегося теннисного художника Сафина этот праздничный портрет окажется последним.

подготовилБорисЛ.Духон

Добавить комментарий