Семья Плющевых воссоединилась в «Спартаке» | Спортивное общество Спартак

Семья Плющевых воссоединилась в «Спартаке»

001НАСЛЕДСТВО ОПАЛЬНОГО ТРЕНЕРА

О них долгое время можно было говорить что-то вроде «разошлись, как в море корабли» или «параллельные прямые не пересекаются». Но они все же пересеклись. После того как отца «ушли» из «Ак Барса», а потом и из сборной, он в этом сезоне оказался в «Спартаке», став главным тренером ДЮСШ. Туда же, сменив все московские хоккейные школы, пришел пять лет назад сын Александр, а на днях сыграет в составе основной команды. В советские времена сказали бы – примет эстафету поколений.

О НОМЕРАХ

— Сложно себе представить, чтобы у отца-хоккеиста сын даже не попробовал заниматься этим видом спорта, — говорит Плющев-младший, Александр. — И про себя могу сказать то же самое. Отец привел меня в хоккей, поставил на коньки, следил за моими первыми шагами на льду. Это было в Ледовом дворце АЗЛК, где находилась вратарская школа Виталия Ерфилова. Там проходили ветеранские матчи, в которых и участвовал отец. Я приезжал вместе с ним и начинал, так скажем, подкатываться. А потом был набор в школу ЦСКА, куда я, естественно, и попал. Помню, когда нам заказывали первые игровые майки, попросили выбрать номера. Отец сказал: «Хочешь, возьми харламовский (17), мальцевский (11)». Но я выбрал его, отцовский 23-й. И с тех пор только под ним и играю. В крайнем случае, беру 32-й, если 23-й занят, как сейчас, в «Спартаке». И могу сказать, что пока он приносит мне удачу. И амплуа на льду нашел сразу. Играю в центре, как и отец. Правда, тренеры не раз ставили меня и по краям, и даже в защиту. Но чувствовалось, что это не мое. Однако если ситуация диктует условия, могу сыграть где угодно.

О СКИТАНИЯХ

Из ЦСКА я ушел в «Крылья Советов». Не сложились отношения с тренерским штабом клуба. В то время почти вся сборная моего возраста состояла из армейских игроков. Можете себе представить, насколько была сильна эта команда? Обыгрывали всех подряд. Когда соперники намного слабее, трудно прибавлять в мастерстве. А в «Крыльях» ситуация оказалась прямо противоположной. Тренировочный процесс оставлял желать много лучшего. И через несколько месяцев я перешел в «Динамо». В первом сезоне все складывалось просто великолепно: я один забросил половину всех шайб команды. Но потом получил травму, надрыв приводящей мышцы бедра, и выбыл надолго. После того как выздоровел, решил, что лучше уйти. И оказался в «Спартаке». Играю здесь уже пять лет. Думаю, дорос до уровня первой команды. Но пока не ставят. Что тут сказать? Тренерам виднее.

О НАЧАЛЬСТВЕ

Когда отец стал главным тренером сборной, был очень горд за него. За то, что ему удалось достичь таких высот. Конечно, дома смотрел все матчи сборной по телевизору, был на всех играх Кубка «Балтики». Он и на зарубежные этапы меня с собой звал. Но чемпионат страны был в разгаре. Игры, тренировки… Не до поездок. Переживал за него, зная, какую нелегкую ношу отец на себя взвалил. Вся семья поддержала его в трудную минуту, когда пришлось оставить команду. Не буду говорить о причинах этого, всегда у человека с сильным характером много недоброжелателей. Что почувствовал, когда отец пришел в «Спартак»? Ну, во-первых, обрадовался. Ведь когда он работал в Казани, видел его два-три раза в год, не чаще. А теперь живем все вместе. А во-вторых, ответственности добавилось. Он ведь теперь мое начальство (смеется).

О ЗАВИСТИ

Раньше, когда отец занимался со мной, то довольно редко обращал внимание на плюсы в моей игре. Чаще наоборот. Но эмоционально реагировал только тогда, когда я одну и ту же ошибку совершал несколько раз. Тут уж доставалось. Но это только на льду. Дома он – любящий и заботливый человек. У нас даже не возникает споров, когда смотрим по телевизору хоккей. Потому что клубных пристрастий ни у меня, ни у него нет. Я вообще привык, что он почти всегда рядом. Да, было и такое, что мне завидовали по этому поводу, шептались за спиной: «Это тот самый Плющев». Но по натуре я лидер и никогда не обращал на это внимания.

СЫН ВСЕ РЕШАЕТ САМ

— Прекрасно помню, как в первый раз поставил Александра на лед, — рассказывает Владимир Плющев. — Тогда с амуницией были большие проблемы, поэтому коньки пришлось купить фигурные, а я самолично переделал их для хоккея. А первые щитки на ноги были из папиных налокотников. Только потом достали настоящие хоккейные коньки, иностранного производства, Саша на них катался, пока не вырос, потом отдали их кому-то. Долго прослужили.

Отдавали Александра в хоккей вовсе не потому, что я очень сильно этого хотел. В первую очередь у него самого было желание играть. А я как отец хотел, чтобы сын мог постоять за себя, чтобы у него выработался настоящий мужской характер. Хотел, чтобы он рос крепким и здоровым. Хоккей способствует этому как нельзя лучше. Ну и по физическим данным он вполне подходит. Не баскетболом же ему заниматься. Когда сына приняли в ЦСКА, лед команде его возраста часто давали рано утром. Приходилось вставать чуть ли не ночью и везти его на тренировку. Мне надо было на работу, поэтому после занятия его в метро перехватывала жена и везла домой. Так продолжалось довольно долго, но желание играть в хоккей от таких переездов у него не испарилось. Наоборот, он частенько меня будил утром. Хотелось, чтобы сын поездил, посмотрел мир, тем более что все у него для этого есть. Саша очень хорошо говорит по-английски, разбирается в компьютерах. Одним словом, я его никогда ни к чему не принуждал. Сейчас он студент третьего курса института физкультуры и волен сам решать свою судьбу. Да, в детстве я часто забирал его из одной школы и переводил в другую. На то было много причин, и все время – разные. В одном случае чисто спортивные, а в другом… К сожалению, есть люди, которые, если не могут насолить отцу, считают, что могут отыграться на сыне. Что касается перспектив Александра как хоккеиста, то одно могу сказать точно: играть он будет.

Сергей Шепелев, главный тренер «Спартака»

– Знаю, что Александр в «Спартаке»-2 на ведущих ролях, поэтому в одном из ближайших матчей обязательно появится в составе первой команды.

Дмитрий Нестеров.

Добавить комментарий