Мог стать парижанином | Спортивное общество Спартак

Мог стать парижанином

12Так считает бывший нападающий сборной СССР и «Спартака» Сергей Родионов, которому 3 сентября исполнилось 40 лет. В этом возрасте еще можно играть и в чемпионате страны. Однако Сергей семь лет назад перешел на тренерскую работу в родном «Спартаке».

Родионов родился и вырос в Москве и играл в прославленном клубе с детского возраста. В 90-е годы он на три сезона уезжал в Париж. По возвращении же домой Родионов три года выступал в родном клубе и к двум золотым медалям чемпиона СССР добавил такую же награду за победу в российском первенстве, а потом полностью перешел на тренерскую работу в дубле. Специалисты, побывавшие на играх и тренировках спартаковских дублеров, высоко оценивают работу Родионова. Они предсказывают ему большое будущее в качестве тренера.

Сергей Алейников и Сергей Родионов (справа)

СПАРТАКОВСКИЕ ТРАДИЦИИ

— Сергей Юрьевич, в 40 лет не принято подводить итоги. С другой стороны, за эти годы вы успели добиться многого. На вашем счету и три золотые медали в чемпионатах страны, и участие в двух чемпионатах мира, французском первенстве, а сейчас готовите резервы для родного «Спартака». Вам наверняка есть что вспомнить. Какие моменты в своей жизни вы считаете наиболее памятными?

— Вся моя жизнь связана с футболом, поэтому и самые важные моменты случались либо на поле, либо имели прямое отношение к этой игре. Это и первый матч в «Спартаке», и дебют в сборной. Хорошо запомнились отъезд во Францию и возвращение в родной клуб в качестве уже тренера. Кстати, мой 20-летний сын Сергей играет в нашей дочерней команде «Алмаз», и я надеюсь на продолжение в семье спартаковской традиции.

— Но прежде чем все это случилось, вы прошли нелегкий путь, именуемый становлением футболиста. С чего все началось?

— Как у большинства московских мальчишек — с игры во дворе, благо родители Зоя Ивановна и Юрий Борисович относились к моим увлечениям футболом и хоккеем положительно. Более того, отец и сам тогда играл со своими сверстниками в Черкизовском парке. Каждый выходной он брал меня с собой. А в «Спартак» я попал в 14 лет. Причем поехал на Ширяево поле самостоятельно и сразу понравился тогдашнему тренеру клубной команды мальчиков Николаю Ивановичу Паршину. Вскоре меня перевели в спартаковскую ДЮСШ, где я тренировался у олимпийских чемпионов Николая Ивановича Тищенко и Анатолия Михайловича Ильина.

— С тренерами вам крупно повезло — не у каждого мальчишки были учителями такие известные в футболе люди. Вы начинали тренироваться у игроков сборной СССР и закончили у таких высококлассных специалистов, как Константин Иванович Бесков и Олег Иванович Романцев.

— Были еще и Николай Иванович Киселев, и Борис Петрович Игнатьев, у которых я играл в юношеской сборной, и тренер молодежной сборной Валентин Александрович Николаев.

ПООЩРЕНИЕ — КОМАНДИРОВКА ВО ФРАНЦИЮ

— Во Францию вы уехали в 28-летнем возрасте. Должно быть, вы поняли, что в «Спартаке» у вас появились серьезные конкуренты и место в основном составе вам не гарантировано?

— В «Спартаке» я поиграл и по возвращении из Франции, завоевал даже очередную золотую медаль. Значит, в 90-м у меня не было повода ломать голову над вопросом, попаду ли в основу. Просто в те годы наконец-то открылось окно в футбольную Европу, и многие ребята уехали в зарубежные клубы. У меня тоже было желание поиграть в какой-нибудь стране, заодно и заработать на будущее. Спасибо руководителям «Спартака» Николаю Петровичу Старостину и Олегу Ивановичу Романцеву, которые пошли мне навстречу, посчитав, что за десять лет выступления в «Спартаке» я заслужил право на такую командировку. А я расценил их доброе отношение ко мне как поощрение. Предложений было несколько, но бывший нападающий «Спартака» Анатолий Коршунов, работавший в «Совинтерспорте», порекомендовал мне и Федору Черенкову парижский клуб «Ред Стар». Во Франции я провел три года.

— Была возможность остаться жить в Париже?

— Была. Но ведь у меня московские корни. И словно для меня когда-то Маяковский написал, что в Париже можно жить и умереть, если б не было Москвы.

— Вы вернулись не только в родной город, но и в родной клуб.

— Да, я поиграл еще почти три сезона, а потом Олег Иванович доверил мне тренировать дубль.

— Тренер дубля – это прежде всего педагог, отвечающий не только за подготовку резерва для основного состава, но и за воспитание молодых людей, которые выбрали профессию футболиста.

— Чувство ответственности за судьбу вчерашних школьников у меня, признаюсь, появилось не сразу. Но теперь оно у меня есть, а случай с Сычевым лишний раз убедил меня в том, что от тренера требуется не только умение научить молодых игроков азам футбола, но и заложить основы для жизни вне поля. Конфликты между игроками и тренерами нередки. Виновны в этом и футболисты, которым не всегда все нравится в тренировочном процессе, и тренеры, которые вместо доходчивого разъяснения задания прибегают к разного рода наказаниям непослушных игроков.

В свое время я тоже нередко оставался недоволен работой Бескова. Но повлиять на ситуацию не мог и ограничивался лишь ворчанием. Сейчас знаю, что и мои задания не всем футболистам приходятся по душе. Однако теперь я могу уже повлиять на их настроение, на отношение к делу. Знаю, по крайней мере, как разъяснить, что нет такого тренера, который работал бы себе во вред. Он и тренирует так, чтобы лучше подготовиться к очередному матчу, и в состав включает тех, кто к этой игре подготовлен лучше. А личные отношения у меня отходят на второй план. В таких случаях я вспоминаю Лобановского и Блохина, которые вне футбольного поля не всегда находили друг с другом общий язык. Тем не менее Валерий Васильевич всегда включал Олега в стартовый состав, зная, что тот оправдает тренерское доверие.

Геннадий ЛАРЧИКОВ.

Добавить комментарий