Последние материалы
Грандиозное событие в мире футбола: 23 марта 2018 года состоится матч Россия-Бразилия Грандиозное событие в мире футбола: 23 марта 2018 года состоится матч Россия-Бразилия Тренировки хоккейные Тренировки хоккейные Реально ли зарабатывать на ставках на футбол? Реально ли зарабатывать на ставках на футбол? Дополнительные свойства и характеристики ИБП для котла Дополнительные свойства и характеристики ИБП для котла Спортивные прогнозы от букмекерской конторы Baltbet Спортивные прогнозы от букмекерской конторы Baltbet
Популярные

    ТРУДНОЕ СЧАСТЬЕ ИРИНЫ ДЕРЮГИНОЙ


    … Удивительная эта была гимнастка. Властная, непреклонная, натянутая, как струна, невозмутимая, не обращающая ни малейшего внимания на внешние раздражители: шум трибун, оценки судей, удачные выходы на помост грозных, но таких бесконечно обаятельных и пластичных соперниц. На «Ирину Дерюгину», воспитанницу киевского «Спартака», зрители, ценители художественной гимнастики, ходили так, как ходят «на Плисецкую», «на Пугачеву», «на Образцову».


    Разными по характеру были наши чемпионки мира: экспрессивная, страстная Людмила Савинкова, удивительно лиричная, напевная Татьяна Кравченко, Галима Шугурова — героиня хачатуряновского масштаба, темперамента, Елене Карпухиной не было равных в обаянии, умении зажечь зрителей. Дерюгина взяла, впитала лучшие черты каждой из своих знаменитых предшественниц. Приплюсуйте редкую, просто уникальную способность собраться, сфокусировать все силы и выложить «на блюдечке» арбитрам.


    Шугурова, безумно талантливая, как принято говорить, «талантливая от бога», могла позволить себе капризы: обидеться на оценки судей, даже не выйти на награждение, могла выступить на 10 баллов в одном упражнении, а в другом — растерять все преимущество… Дерюгина — никогда. За минуту до выхода за кулисами встанет на «полупальцы», замрет, прикроет глаза и проигрывает в памяти цепочку элементов. Когда своеобразная «кинограмма» зафиксирована, берет в руки мяч или обруч, — она готова к выходу на залитую огнями арену, она готова к борьбе. Ничто не могло Ирину «вышибить из седла». Вот такая это была чемпионка! Не имело значения, выступает ли она на чемпионате Украины или мира, «Спартака» или Европы. Она всегда остро чувствовала ответственность за каждый свой шаг, за каждую встречу со зрителями. Президент Международной федерации гимнастики Юрий Титов, знаменитый в прошлом спортсмен, человек стального характера говорил об Ирине:


    — Настоящая личность. Лидер. Трудяга. Надежнейший человек. В жизни и в спорте — это главное. Если Дерюгина проиграет, я уверен, она отдала борьбе все, до последнего атома. Такие люди всегда вызывают огромное уважение.


    Точные, справедливые слова. Весь спортивный путь киевлянки доказывает правоту точки зрения президента. Ирине принадлежит своеобразный рекорд: в течение 5 лет, с 1975 по 1979 год, она всего лишь один раз (!) уступила высшую ступень пьедестала почета — на чемпионате Европы-78. Мы настолько привыкли к ее триумфальному шествию, что даже серебряная медаль в многоборье, награда также весьма ценная, весомая, была расценена как досадное недоразумение. Двукратная абсолютная чемпионка мира, пятикратная абсолютная чемпионка Советского Союза, пятикратная обладательница Кубка СССР, четырехкратная победительница Кубка Интервидения, я уже не говорю об огромном количестве медалей и призов, завоеванных гимнасткой «Спартака» на других турнирах всесоюзного и международного масштаба. Уникальна коллекция блистательного мастера!


    … Начиналось все так. Маленькую Иришку не с кем было оставить дома, и тренер детской спортивной школы «Спартака» Альбина Николаевна Дерюгина волей-неволей вынуждена была брать дочурку с собой. Девочке в зале очень нравилось: музыка, много «игрушек». Возьмет одну из них — красивый блестящий мячик и тихонечко возится с ним в уголке, чтобы никому не мешать. Вечером заезжал за супругой и дочкой глава семейства Иван Константинович Дерюгин, олимпийский чемпион Мельбурна, знаменитый в прошлом мастер современного пятиборья: «Девочки, пора домой!»


    По ночам во сне Иришка видела себя на сцене в белоснежной пачке, в балетных туфельках. Она мечтала стать Плисецкой или Максимовой и поступила в Киевское государственное хореографическое училище. Опытнейший педагог Евгения Петровна Шинкаренко сумела воспитать у своей ученицы строгий вкус, любовь к классическому танцу, к ежедневному «станку». Балетмейстер как-то сказала Ирине: «Тебе нравится Плисецкая? Прелестно. Так вот, девочка, запомни. Эта гениальная балерина и по сей день не устает трудиться до седьмого пота, безо всяких поблажек и антрактов. Ей принадлежат слова: если я не позанимаюсь день, то никто, кроме меня, этого не заметит, если не позанимаюсь два — заметят специалисты, три — публика; вещь — недопустимая для балерины. Ты меня поняла, девочка?»


    Ирина поняла. Поняла и приняла всем сердцем. Может быть, именно поэтому судьба в большом спорте сложилась у нее так ярко и счастливо. Трудиться она, действительно, умела, как никто. Самым главным судьей была она Сама. Согласитесь, ведь так хочется красивой 17-летней девушке сходить в театр, посидеть вечер в кругу друзей, побывать в молодежном кафе, потанцевать. Ну, может же человек, в конце концов, иметь свободное личное время?


    Оказывается, не может. Не может. У большого спортсмена день расписан по минутам: двухразовые тренировки — утром и вечером, учеба в школе или в институте, поездки на соревнования. Редко-редко выпадет свободный час-другой. А режим? Конфету — нельзя, пирожное — упаси бог, жирное, мучное — исключаются. В 22.00 — отбой. И ни минутой позже.


    Она была талантлива. Одарена по-настоящему. Вспоминает Жанна Васюра, тоже прекрасный мастер, одноклубница Дерюгиной, воспитанница той же знаменитой киевской спартаковской школы, чемпионка мира в групповых упражнениях: «Ирина еще училась в хореографическом училище. Почти каждый свободный вечер прибегала к нам в зал. Сядет на скамейке и сидит, молчит, смотрит. У меня никак не получался какой-то заковыристый элемент. Вдруг наша балерина встает: можно, говорит, я попробую? Альбина Николаевна удивленно подняла брови, посмотрела на нас и говорит: ну-ну, попробуй. С первой же попытки Ирина играючи справилась с труднейшим фрагментом. Мы так и ахнули. Она была очень талантлива».



    Ирина Дерюгина и ее мама и тренер Альбина Дерюгина


    Мало кто знает, что наша героиня играет на рояле, превосходно рисует. Эскизы всех своих костюмов придумывала сама. Одаренный человек. Я до сих пор помню в мельчайших подробностях две ее произвольные композиции — с лентой и с мячом. Лента — всего лишь полоска материи, но как она коварна и как может «подставить ножку», отлично знают гимнастки. В композиции «Пасодобль» с лентой Дерюгина была неподражаема: лента, покорная истинному мастеру, в руках Ирины творила чудеса: то грозно рассекала воздух зигзагами молнии, то, словно горный ручей, напевно и плавно струилась, послушная каждому аккорду, каждому трепетному движению руки гимнастки.


    А мяч? Какая это была филигранная миниатюра! Фригия, героиня хачатуряновского легендарного «Спартака». В балете для раскрытия этого образа автор предоставляет артистке три акта. Уму непостижимо, как сумела блистательно открыть нам Фригию Дерюгина за какие-то 2 минуты, отведенные на упражнение с мячом по регламенту.



    Интересно, что этот этюд поставил заслуженный артист РСФСР, первый исполнитель партии Спартака в Большом театре Дмитрий Бегак для упражнения без предмета. Лишь потом в Киеве Альбина Николаевна включила в него мяч. Когда Бегак увидел трансформированную композицию, искренне … расстроился: «Это же гимнастика! А я старался в своем замысле прежде всего подчеркнуть эпитет «художественная».


    Это упражнение принесло гимнастке столько медалей, что их хватило бы на целую сборную команду страны.


    Давайте послушаем, что говорила сама Ирина.


    — Часто пишут, говорят «грации»… Не люблю я этого слова. Какое-то инфантильное оно, хрупкое. Художественная гимнастика, по моему глубокому убеждению, спорт, спорт и еще раз спорт. Столкновение характеров, конкуренция, азарт, борьба. Что кроется за кажущейся легкостью наших выступлений, прозрачностью ткани композиций, за нашей улыбкой, в конце концов? Разумеется, труд, адский, постоянный труд. Другого рецепта нет и быть не может, как, впрочем, и в любом другом виде спорта. Тысячи раз подбрось мяч или булавы на тренировках, тысячи раз их поймай, тысячи бросков, прыжков, перекатов — только так можно достичь истинной свободы владения предметом. Тогда любовь будет непременно взаимной: и лента, и мяч, и скакалка, и обруч тебя на помосте не подведут. Нужно много сил, терпения, упрямства, если угодно. Мы бегаем кроссы по шесть-семь километров в день, мы плаваем в бассейне, спринт у нас — 20 метров — 4 секунды, «угол» надо держать по четверть минуты. В положении «на шпагате» мы можем часами находиться, хоть чай пить можем. Вот так мы тренируемся, так создаем композиции в этой воздушной художественной гимнастике.


    И.Ю.Ваньят.