Последние материалы
Грандиозное событие в мире футбола: 23 марта 2018 года состоится матч Россия-Бразилия Грандиозное событие в мире футбола: 23 марта 2018 года состоится матч Россия-Бразилия Тренировки хоккейные Тренировки хоккейные Реально ли зарабатывать на ставках на футбол? Реально ли зарабатывать на ставках на футбол? Дополнительные свойства и характеристики ИБП для котла Дополнительные свойства и характеристики ИБП для котла Спортивные прогнозы от букмекерской конторы Baltbet Спортивные прогнозы от букмекерской конторы Baltbet

001Нападающий, защитник. Родился 12 декабря 1941 г. в с. Соболевское,
Нурлатовского района Татарской АССР.

 

Начал играть в 1955 г. в Казани в юношеской клубной команде «Ракета».

 

Выступал за клубы «Искра» Казань (1955 — 1960), «Крылья Советов» Куйбышев
(1961 — 1965), «Спартак» Москва (1966 — 1971, 1974 — 1976), «Кайрат» Алма-Ата
(1972 — 1973).

 

В чемпионатах СССР — 402 матча, 70 голов. Чемпион СССР 1969 г. Обладатель
кубка СССР 1971 г. Обладатель приза газеты «Труд» лучшему бомбардиру 1969 г.
Четыре раза входил в список «33 лучших футболистов СССР».

 

За сборную СССР сыграл 3 матча, забил 1 гол.

 

С 1977 по 1989 год — тренер школы московского «Спартака».

 



ПРОЕКЦИЯ АТАКИ

 

 

Проекция по латыни буквально означает «бросание вперед». Очевидно, в вольном
переводе мы можем сказать и так: «бросок вперед». Ну, а применительно к футболу
подобный бросок есть не что иное, как атака, логическим завершением которой
должен быть гол.

 

Разумеется, на практике это бывает не часто: на то и существуют в командах
вратари, линии защиты, наигранные оборонительные схемы и др. Да и нападающие
далеко не всегда безупречны! Но коль скоро мы берем для этого интервью, условно
говоря, тему «проекции атаки» или, если хотите, «проекции гола», то, пожалуй,
выбор собеседника — форварда Николая Осянина будет вполне естественным.

 

Осянин начал играть в Казани, был в команде «Искра», выступавшей ъ классе
«Б». После службы в армии некоторое время играл за куйбышевские «Крылья
Советов», затем перешел в «Спартак», где его талант раскрылся наиболее
полно.

 

Итак, вопросы к Николаю Осянину:

 

001- Условимся сразу, что наша беседа будет носить непринужденный
характер; вопросы к вам будут возникать в ходе разговора, а не по заранее
подготовленной схеме. Начнем вот с чего. Футболист команды «Сток Сити» Джимми
Макилрой как-то сказал: «Игрок делает хорошо то, что он любит делать». Вы с этим
согласны?

 

- Безусловно. Правда, иногда ты вынужден хотя бы пытаться прилично делать и
то, что не любишь. Но в принципе Макилрой прав. Я, например, люблю начинать
атаку из глубины в для этого часто отхожу назад. Получив мяч где-нибудь между
центральным кругом и штрафной площадью противника, либо продвигаюсь вперед и,
если это удобно, бью по воротам, либо стараюсь вывести на ударную позицию
партнера. «Дежурить» в ожидании мяча близ ворот я, как некоторые другие
форварды, не люблю: там тесно, нет простора и держат тебя «персонально». Есть и
еще одно обстоятельство. У некоторых игроков короткий замах, и им требуется мало
времени для удара, а у меня замах большой. Вероятно, это мой недостаток, но что
поделаешь — так я привык с детства! Конечно, и с близкого расстояния мне
случалось забивать голы, иногда ведь для этого бывает достаточно лишь коснуться
мяча!

 

- Все же наиболее эффектные голы были забиты вами с дальних
дистанций. Взять хотя бы те, которые вы забили московским и киевским динамовцам.
Кстати, носят ли такие удары случайный характер или вы их готовите?

 

- Трудно ответить на этот вопрос односложно. В обоих случаях, о которых вы
вспомнили, я бил метров с тридцати: в игре с москвичами, обведя сначала
Смирнова, а в игре с киевлянами, воспользовавшись тем, что их защитники», вместо
того чтобы идти на меня, стараясь мне помешать, начали пятиться назад.

 

Иногда говорят: «Форвард тщательно прицелился» или «форвард нанес прицельный
удар». Издалека тщательно прицелиться просто невозможно, хотя, разумеется, на
тренировках я стараюсь «отделывать» точные удары с дальних дистанций.
Полузащитники) Киселев и Папаев могут после официальных занятий по часу
жонглировать мячом. Им это, наверное, полезно, а мне, в сущности, ни к чему, я
трачу все время и силы на шлифовку ударов по воротам.

 

Вернемся к тем двум голам. Все-таки тут была определенная доля везения! Так
же как, между прочим, в какой-то мере повезло Ларину и Еврюжихину, когда они
забили «Спартаку» в матче второго круга этого сезона. Учитывая это, мне гораздо
дороже тот единственный гол, который принес нам в октябре два очка на киевском
стадионе.

 

- Да, в той ситуации никак не сошлешься на удачу. Расскажите
подробнее.

 

- Я получил мяч метрах в тридцати пяти от ворот киевлян. Смотрю — на меня
идет Сабо. Делаю финт корпусом вправо, и Сабо на него попадается, а сам ухожу
влево. Грунт был мокрый, скользкий, и киевлянин не успел изменить направление
движения. Передо мной встает Мунтян. Я носком проталкиваю мимо него мяч и легко
проскакиваю вперед. Теперь против меня сразу двое: Круликовский и Соснихин.
Имитирую замах, вроде бы собираюсь бить. Что оставалось делать Круликовскому?
Попытаться отобрать мяч в подкате. Это он и сделал, но до мяча не дотянулся,
потому что я чуть убрал его в сторону. Соснихин же, очевидно, надеялся, что
подкат Круликовскому удастся, и не был готов к тому, что положение может
сложиться по-иному. В результате я оказался наедине с Рудаковым. Естественно,
что он начал выдвигаться из ворот мне навстречу, и я, опять-таки на притивоходе,
«щечкой» отправил мяч в правый от него угол.

 

- Словом, все было рассчитано?

 

- Не скажу, что с математической точностью, но определенный расчет был.

 

- Что вам больше по вкусу — сольные проходы или игра в
пас?

 

- Дело не в том, что мне по вкусу, а в том, что в данный момент
целесообразнее. Вообще же мне больше нравится игра в пас. Панаева иногда
справедливо упрекают в увлечении индивидуальной игрой, зато какая у него тонкая
интуиция, какая высокая техника! Приятно взаимодействовать с Киселевым. Однажды
в матче с «Кайра-том» борьба велась в центре поля, Киселев в ней не участвовал и
медленно, в одиночестве продвигался по правому флангу. Но это была точная оценка
ситуации; вернее говоря, Киселев предугадал развитие событий. Мяч длинной
передачей был отправлен направо, и тут Киселев вдруг «взорвался». Быстро, никем
не тревожимый, прошел по флангу и выложил мне в штрафную площадь мяч прямо на
ногу. Если бы я не забил тогда гол, век бы себе не простил.

 

- Какое, по-вашему, значение имеют физические данные
форварда?

 

- Рост, во всяком случае, не решающее. «Малыши», как правило, подвижнее,
маневренное и часто побеждают в единоборстве с высокорослыми, если обладают
выносливостью и хорошей техникой. Верно, высокорослые имеют преимущество в игре
головой, однако преимущество это, я бы сказал, скорее формальное. Часто ли вы
видели, чтобы Эдуард Стрельцов забивал голы головой? Я что-то их не запомнил,
хотя отчетливо помню многие голы, забитые им.

 

В матче с тбилисцами Хусаинов выиграл мяч головой у вратаря Урушадзе, отскок
ко мне, и я добил мяч в сетку. Подчеркиваю: малыш Хусаинов выиграл воздушную
дуэль у гиганта Урушадзе! Пусть это не правило, а исключение, но ведь игра порой
состоит из таких вот исключений.

 

src=»/images/uploaded_images/folder7/osyanin_01.jpg»
align=left>В отличие от киевских динамовцев, которые, атакуя, любят навешивать
мяч с флангов и по диагонали на штрафную площадь, «Спартак» предпочитает
прострелы с краев низом. Из этого, однако, вовсе не следует, что спартаковцы
пренебрегают игрой головой, не уделяют ей внимание на тренировках. Просто
прострелы мы считаем более эффективным атакующим средством, чем навесы. В общем,
мы играем как нам удобнее и выгоднее.

 

- Вот что пишет английский обозреватель Глэнвилл: «Существует
опасение, что тренеры могут сосредоточить свое внимание на слабостях футболистов
и постараются исправить эти недостатки, вместо того чтобы преимущественно
обратить внимание на их сильные стороны. Если, например, какой-нибудь футболист
прекрасно играет головой, но слабо владеет ударом правой ноги, то едва ли
удастся сколько-нибудь значительно исправить его игру правой ногой, в то время
как постоянная тренировка игры головой может привести его к еще большему
совершенствованию этого приема».

 

- Нет, я решительно с этим не согласен. Предположим, я отлично бегаю на
коньках, но неуверенно хожу на лыжах. Я делаю вывод, что мне надо больше времени
уделить лыжам, и добиваюсь прогресса. . Но разве из-за этого я растеряю свои
качества конькобежца? Человек не разучится плавать, даже, если он в течение
нескольких лет не будет входит в воду. Вот более близкий пример. Мы наблюдаем
иногда матчи ветеранов с участием Нетто, Симоняна, Боброва, Сальникова и других
выдающихся мастеров. Не та у них скорость, не та выносливость, но в искусстве
владения мячом, в точности паса они не утратили ничего — это у них навсегда!
Верно, когда тебе под тридцать, недостатки уже не исправишь. Ну, а если
двадцать? Неужели обольщаться тем, что ты прекрасно играешь головой, и
равнодушно относиться к своему неумению бить правой?

 

- А вам какой ногой «работать» приятнее, привычней?

 

- Безразлично. Я забивал голы и правой, и левой; пожалуй, даже левой
побольше, хотя, признаться, не считал. У любого молодого футболиста какая-то
нога обязательно сильнее. Значит, надо добиться «равенства». Как? Рецептов
много, а решающее слово в выборе и дозировке упражнений принадлежит, понятно,
тренеру. Мне в свое время помогали, да и сейчас я практикую «одноногие»
тренировки. Бывало, работаешь, в «квадрате» либо на ограниченной площадке с
маленькими воротами, а то и на нормальном поле проводишь тренировочный матч и в
любом случае стараешься от первой до последней минуты играть, положим, только
левой, как бы ни был велик соблазн включить правую. Это полезно и потому еще,
что иной раз и в официальных встречах приходится действовать лишь одной ногой,
если другая побаливает.

 

- Полагаете ли вы, что форвард должен, как принято говорить,
проявлять активность на протяжении всех 90 минут?

 

- Бывает так (со мной, во всяком случае), что в одном матче бегаешь много и
до конца сохраняешь свежесть, а в другом — мало и быстро устаешь. Я замечал, что
больше устают от монотонной работы. И защитнику легче приноровиться к форварду,
действующему прямолинейно, в одном ключе. По-моему, разумнее делать неожиданные
паузы, переключать скорость, менять темп и направление движения, открываться в
разные стороны, — словом, все время задавать противнику загадки, держать его в
напряжении, тогда и атака получится неожиданной. Я знаю форвардов, которые
периодами играют подчеркнуто вяло, всем своим видом показывая, что силы у них на
исходе, и заставляют тем самым защитников несколько ослаблять бдительность.

 

Непрерывное давление на противника, казалось бы, должно вносить смятение в
его ряды. Но нередко такое давление оборачивается против тех, кто его ведет. В
нашем решающем матче с киевским «Динамо», о котором уже была речь, хозяева поля
с полчаса нас терзали, не отпуская. Пусть здорово сыграли наша защита и вратарь,
но и киевляне допустили просчет. Они были полностью во власти чувств и утратили
присущее им хладнокровие.

 

У меня было ощущение, что динамовцев этот штурм вымотал больше, чем наших
защитников, причем не физически, а морально. В какой-то момент они смирились с
тщетностью своих чрезмерных усилий. Я не теоретик, говорю обо всем этом с точки
зрения игрока.

 

- Полагаю, что каждый футболист хоть в какой-то степени должен быть
теоретиком. Вот вы центральный нападающий. Какую бы вы выбрали расстановку
игроков впереди? Четыре «чистых» форварда? Два, три? В каких ролях?

 

- А меня вы считаете «чистым» форвардом? А Хусаи-нова? Суть ведь не в том,
как ты называешься, под каким номером выходишь на поле, а в том, какие
выполняешь игровые функции и как. Сколько раз бывало, что я останавливался
где-то на подступах к штрафной площади противника, а врывались в нее Киселев,
Папаев, поодиночке или в паре! Атака никогда не получается, если «чистые»
хавбеки подыгрывают «чистым» форвардам. Понятие об игровых амплуа в наши дни
расширилось и будет расширяться дальше.

 

Мне, однако, кажется, что два равноценных по классу фланговых нападающих при
одном центральном, с которым активно взаимодействуют игроки средней линии,
современной команде необходимы. При массированной обороне пробиться вперед по
центру очень трудно, и поэтому я за крайних форвардов.

 

- Вот видите, практика вторгается в теорию… Еще вопрос из области
практики. У вас бывали спады в игре? Чем они объясняются?

 

src=»/images/uploaded_images/folder7/osyanin_02.jpg»
align=left>- Бывали, разумеется. После одного спада я уже подумывал, что,
наверное, не восстановлюсь. Причины разные, но все они имеют психологическую
подоплеку, физическое состояние тут ни при чем. Выйдешь один на один — не
забьешь. Потом — второй раз, третий… Зрители свистят. Появляется
неуверенность, боязнь ошибки, боязнь риска, импровизации. Выйти из такого
состояния нелегко, все зависит от отношения тренеров, товарищей по команде; если
угодно, и от прессы.

 

Когда я не забил пенальти киевскому «Динамо», меня охватило такое отчаяние,
что впору с поля было уходить. Но, к счастью, в «Спартаке» обстановка
товарищеская. Ко мне подходили друзья, и от всех я слышал одно: не
расстраивайся, мол, успокойся, с кем не бывает, ты еще забьешь. И в перерыве
руководители говорили мне то же самое. И я поверил в себя.

 

- Против кого вам труднее всего играть?

 

- Против Капличного. Это очень внимательный защитник, цепкий, техничный,
быстро ориентирующийся в обстановке. Но играть против него хоть и трудно, но
интересно. Капличный никогда намеренно не грубит; если же сорвется, не забудет
извиниться. К сожалению, не все защитники настолько деликатные.

 

- В заключение беседы не хотели бы вы сами что-то
добавить?

 

- Пожалуй, раз уж речь зашла о защитниках, добавлю. Мне однажды пришлось в
официальном матче выполнять роль стоппера. Это был вынужденный шаг, но мне он
принес пользу. Я уже не мысленно поставил себя на место защитника, как мы,
форварды, часто пытаемся делать, а, так сказать, испытал на себе, что это за
работа. По-моему, в тренировочных матчах форвардам есть смысл иной раз играть в
оборонительных линиях.

 

И.БАРУ. Еженедельник «Футбол-Хоккей», 1969 г.

 

КАК ДЕЛА?

 

- Закончил в 76-м и сразу перешел в тренеры — с детьми в «Спартаке» работал.
Одновременно играл за ветеранов — на поездки приходилось отпрашиваться.

 

- Хороший приработок? Пара игр, наверное, приносила больше, чем оклад
в ДЮСШ?

 

- Нет. В то время платили поменьше. Чтобы зарплату перебить, надо было за
месяц игр пять провести. Желающих играть было много. Вначале Разинский
ветеранами командовал, потом Ловчев, а теперь Егорович. Была еще такая
организация «Союзспортобеспечение» — при ней существовала ветеранская сборная
Союза. Было много ребят, учившихся в ВШТ, киевлян, ленинградцев… Гершкович
играл, Тукманов, Еськов, Папаев, Кавазашвили, Киселев… По всему Союзу ездили.
Практически не проигрывали, хотя против нас часто выставляли команды мастеров.
Вот «Молдову» кишиневскую, помню, дважды за одну поездку обыграли — а она тогда
в первой лиге выступала.

 

- Вы-то своим знаменитым пушечным ударом часто забивали?

 

- Бывало. Но в пятьдесят вырезал мениск — третий по счету. Один еще остался,
но и он побаливает — тоже давно, наверное, порван. А вообще на коленях было 5
операций. При ударе же как раз в колено отдается… В 89-м организовалась уже
юридически ветеранская команда «Спартака», и я ушел в нее из ДЮСШ — официально.
Зарплата там была символическая, но благодаря играм вылезали. Куда только не
ездили! На Украину, Дальний Восток, в Молдавию… Там, помню, сыграли как-то 11
игр за 10 дней!

 

- В знаменитых «криковских» винных подвалах бывали?

 

src=»/images/uploaded_images/folder7/osyanin_03.jpg»
align=left>- А как же! Каждый раз. Был даже такой случай. Сыграли одну игру -
выиграли, потом нас повезли на винный завод, там поели, вина попили и вечером
поехали на другую игру. И тоже выиграли. Но там команды послабее были -
райцентров, колхозов даже. На классе побеждали. После каждой игры банкет. В
Молдавии вино — рекой. Тяжело… Но мы тогда молодые, здоровые были…

 

- И теперь играете за «Спартак»?

 

- Раз в месяц, на турнире «Кому за 50″. В основной команде сейчас «молодежь»:
Пятницкий, Дасаев, Родионов, Черенков, Гаврилов…

 

- Но зарплату «Спартак» платит?

 

- Максимум тысячу. Но я не за деньги играю. Главное — общение с друзьями и
бывшими соперниками. После игр банкет обязательный… От «Спартака» получаю еще
пенсию — жить можно. Но пенсию платят не каждому бывшему спартаковцу — таких,
как я, человек пятнадцать, кажется.

 

- Как семейные дела?

 

- С женой мы вместе уже 39 лет. Сын играл когда-то в «Спартаке» у Паршина,
был много раз чемпионом Москвы в юношах. Брали его в Рязань, в класс «Б». Как
раз Юра Севидов там тренером был, обещал его в институт там пристроить, чтобы в
армию не забрали. Но не получилось, и я сказал сыну: езжай обратно, поступай в
институт физкультуры — там военная кафедра. Отучился он, но с футболом завязал.
Учителем физкультуры был, теперь у него свое дело.

 

Дмитрий ТУМАНОВ. « target=_blank>СЭ«.

 



ХУДОЖНИК УДАРА

 

 

* * *
src=»/images/uploaded_images/folder7/Osanin.jpg» align=left>»Николай обладал
очень сильным ударом. На вопрос — «от природы ли это или же плод упорной работы
на тренировках?» — беру на себя смелость ответить: матушка-природа сделала ему
такой подарок.

 

Как-то особо, до седьмого пота, до «чёртиков» в глазах он этот удар не
тренировал. Да и вообще перед игрой предпочитал облегчённые тренировочные
занятия. Хотя я помню, в золотом для нас шестьдесят девятом, после общей
тренировки Анзор Кавазашвили просил его побить издали. Николай уходил метров на
30-35 от ворот и бил. Чтобы раззадорить друг дружку, они иногда даже пари
заключали. Со стороны могло показаться, что Осянин был в заведомо невыгодном
положении: Анзор — вратарь классный, видел момент удара, никто ему не мешал,
попробуй-ка такому забить издалека. Но Николай всё равно забивал, хотя сейчас,
честно говоря, и не припомню, кто из них тогда этот спор чаще выигрывал.

 

Словом, можно было бы сказать просто: Осянин — футболист от Бога!»

 

Виктор Папаев, полузащитник «Спартака». Чемпион и обладатель
Кубка СССР.

 

* * *
«Помпезно выглядел в сезоне 1969 года Николай
Осянин, снискавший славу как самый результативный игрок чемпионата. Каждый гол
этого художника удара выглядел чудесным творением, а некоторые из них долго
будут стоять в памяти, как, скажем, два пушечных результативных ударов в ворота,
защищаемые Львом Яшиным в игре с московским «Динамо» и Евгением Рудаковым в
матче 1-го круга с киевским «Динамо», пущенные с трёх десятков метров в дальние
верхние углы.

 

В жизни — скромница, всячески избегающий известности, Николай, как правило,
держится в стороне от дискуссий и споров, но зато всегда прямо и безо всякой
дипломатии выскажет своё мнение. Знаток футбольной стратегии, Осянин доказал это
на деле, безупречно сыграв центрального защитника в Минске в тяжёлый для команды
момент, когда после травмы Сергея Рожкова, получившего перелом носа, «Спартак»
был вынужден в десять человек отстаивать своё преимущество в один гол.»

 

Николай Петрович Старостин.

 

* * *
«В том далёком 1969 году я играл в запорожском
«Металлурге», и по счастливому совпадению в самом конце октября мы очередную
игру проводили в Киеве с местными армейцами. Нам предложили «теоретическое
занятие» — посещение встречи «Динамо» — «Спартак». Гол Осянина помню до
мельчайших подробностей.

 

Николай, получив мяч метров в 35-ти от ворот киевлян, сделал финт корпусом
вправо, а Йожеф Сабо на этот финт попался. Николаю навстречу бросается Владимир
Мунтян. Осянин носком протолкнул мяч мимо него и легко проскочил вперёд. Теперь
перед ним вырастают даже двое: Сергей Круликовский и Вадим Соснихин. Осянин
имитирует замах, вроде бы собирается бить по воротам. В результате он
оказывается наедине с Евгением Рудаковым. Вратарь начал выдвигаться из ворот, а
Осянин щёчкой отправил мяч в правый от него угол.

 

В 72-м мы проиграли в финале Кубка торпедовцам. Может быть, потому, что с
нами не было Осянина…»

 

Вячеслав Егорович, нападающий «Спартака», обладатель Кубка
СССР.

 

* * *
«Давайте говорить друг другу комплименты! Давайте
поблагодарим «Спартак» за встречи с настоящим красивым футболом в рамках Лиги
чемпионов! Давайте пожелаем удачи «Спартаку» в юбилейном чемпионате России! Не
скрою: победа в нынешнем чемпионате России, в год моего 60-летия, стала бы для
меня добрым подарком. Как быстро летят годы. Казалось, ещё вчера я бегал быстрее
мяча, а сегодня, выходя за ветеранов «Спартака», думаешь о том, чтобы мяч бегал
за тебя, я пасы партнёрам были бы предельно точными. И всё же самое главное, что
я жив и здоров, и «Спартак» меня не забывает, оказывает материальную помощь.
Также хочу выразить благодарность руководству фирмы «Спорттур» в лице Виктора
Ильича Галаева и Анатолия Александровича Коршунова за получаемую от фирмы
стипендию.

 

В заключение, хочу пожелать успехов сборной России и её главному тренеру
Олегу Романцеву. Россия должна играть в финале чемпионата мира 2002 года! Мы все
заслужили это!» Николай Викторович Осянин.

 

Журнал «Спартак», №4(30), апрель 2001.